Основные темы творческих вечеров и лекций.

ВВЕДЕНИЕ

 

На развитие культуры и литературы влияют исторические события, поэтому нам важно их рассмотреть, когда мы читаем произведения. В первой половине XX века исторические события способствовали невероятному подъему мировой культуры и искусства.   В этот период в литературе получает дальнейшее развитие и углубление тема войны в большом (роман), среднем (повесть), малом (рассказ) жанровых форматах. Героический пафос произведений усиливает исследование нравственных истоков подвига. Появляется «лейтенантская» проза, обращенная к вдумчивому постижению психологии человека в экстремальных условиях.

Термином «лейтенантская» проза обозначают произведения авторов, которые прошли Великую Отечественную войну в звании лейтенанта, а затем стали писателями (В. Быков, Ю. Бондарев, Г. Бакланов, А. Кондратьев, Б. Васильев, В. Богомолов, К. Симонов и др.). Основной жанр «лейтенантской» прозы — повесть, ведущая тема — «маленький человек» на войне. Это писатели-фронтовики, а потому поведанная ими правда о войне была по-настоящему честной и искренней. В их произведениях нет попытки приукрасить войну, наоборот, продолжая традиции Л. Толстого, они изображали её в «настоящем выражении — в крови, в страданиях, в смерти» (Л. Толстой). Заслугой писателей стало и обращение к психологии солдата, офицера, которые, преодолевая страх смерти, шли в атаку, бросались под немецкие танки, презирали предателей, спасавших свои жизни любой ценой.

Особое значение в годы Великой Отечественной Войны имели книги исторического плана. Теме героизма наших великих предков, истории России были посвящены книги, издающиеся на всем протяжении войны. Писали эти книги крупнейшие учёные и писатели страны. В годы войны появился повышенный интерес к прошлому России, к ее военной истории. Книги, издававшиеся в военный период и сохранившиеся, являются сейчас библиографической редкостью. Литература военных лет имеет важное историческое значение - это памятник духовной стойкости и культуры своего времени


 

Первые минуты войны

 

22 июня 1941 года. Никому из жителей советского союза не надо объяснять, что значит эта дата. Рубеж, разделивший жизнь на до и после. Или, говоря словами писателя Константина Симонова, на живых и мертвых. Свидетельств того, что происходило в первые дни Великой Отечественной войны, – огромное множество. И в официальных источниках, и в мемуарах. Но есть еще один пласт исторических документов, к которому сегодня все чаще обращаются исследователи. Это личные дневники и письма. Тем, кто их писал, и в голову не могло прийти, что спустя много лет их строки станут уникальными историческими артефактами. Именно в дневниках и письмах можно ощутить настроения, которые не способны передать официальные сообщения. Гнев, растерянность, тревогу, надежду, веру в счастливое будущее. Те чувства, которые в полной мере испытывали наши герои.

Воспоминания войны Е. Марттилы

Елена Марттила родилась в Петрограде в 1923 году. Её отец, Оскар Марттила - родом из финского города Котка. Был курсантом военного училища. Арестован в 1937 году, посмертно реабилитирован в 1991-м. На девочку оказала серьёзное влияние воспитательница детского сада Екатерина Николаевна Огнева. Она прекрасно рисовала, играла на рояле, писала стихи, знала природу, и всему этому учила детей. Поэтому Лена стала  рисовать. В 1934 г.  была принята в Школу юных дарований при Академии художеств, которая находилась в Доме культуры им. Кирова.В результате  конкурса Марттила была принята в число тридцати детей, из которых организовали группу. Ученики  получали стипендию. 

В ночь на 22 июня 1941 года Елена Марттила вместе с одноклассниками гуляла по набережной Невы после Выпускного бала.  Они ещё не знали, что в 4 утра враг перешел границу СССР. В 12 часов В.И.Молотов объявил о мобилизации. Всем классом отправились в райком комсомола записываться  добровольцами на фронт. Мальчиков отправили в Военкомат (из 12 войну пережили только трое).  Елену вместе с другими девочками  определили на курсы Российского Общества Красного Креста. Одноклассницы составили звено дружины: учились обрабатывать раны, накладывать жгуты и шины, носить раненых на носилках, обращаться с гранатами и противогазом. Девочкам выдали военную форму.

В ноябре  сдали экзамен, но врачебная комиссия признала всю группу непригодной для военной службы из-за дистрофии. Елену направили в детскую больницу имени Крупской. Приходилось работать в операционной, в прозекторской.  "Самое ужасное, мне приходилось выносить трупы детей в подвал. Там штабелями лежали детские трупы. Дети умирали не от болезней, а от голода. Навсегда запомнилась надпись химическим карандашом на ноге мальчика: "Олег Власов. 11 лет".

 

Война ворвалась внезапно, но она не убила желание стать художником. "Между дежурствами было свободное время,  и у меня появилась мысль об учебе.  Я узнала, что в Ленинграде продолжает работать Художественное училище.  Это было в ноябре 1941 года. Я выдержала экзамен, меня приняли сразу на второй курс, так как у меня была хорошая подготовка... Первое время мы вместе работали. Рисовали натурщиков и друг друга.  Работали над гипсом, писали натюрморт с роскошной голубой фарфоровой вазой, оправленной в бронзу, и парчовыми драпировками.Илл. 019  В студии топилась буржуйка - старыми студенческими работами. Мы любовались красивыми залами, зеркалами, расписными мраморными стенами.

Когда перестали ходить трамваи,  ходила в ЛХУ пешком с 18-й линии Васильевского острова. Доходила до Стрелки, опускалась на лёд, шла по нему через Неву по диагонали. Это страшно, когда посредине Невы ты одна - обратно уже не вернёшься, вперёд ещё далеко, а по дороге встречаются трупы замёрзших людей. На той стороне Невы,  у Марсова поля, я вылезала на набережную на четвереньках,  потому что ступеньки замерзли и превратились в ледяную горку. Дальше я шла по диагонали через Марсово поле на Лебяжий мостик, на улицу Пестеля. И дальше вокруг решетки Таврического сада до Таврической улицы, до дома №35, и утешалась красотой его фасада, и всё страшное оставалось за дверью".

Ленинградское художественное училище им. Н.К.Рериха ("Таврическое", как его называли) возобновило свою работу в страшные блокадные дни благодаря стараниям его директора Яна Константиновича Шабловского

"Однажды в конце февраля, возвращаясь из художественного училища, я  помогла идти нашему студенту,  Жене. Он передвигался с большим трудом и всё заваливался назад. Мы как-то дотянулись до угла Кирочной улицы и Таврического сада, и здесь Женя рухнул на  ступеньки подъезда какого-то дома, и сказал, что ему сюда. Я упрашивала его не садиться, а дойти до своей квартиры, но он не послушался. Он  так и остался сидеть на ступеньке, а я побрела домой на Васильевский остров, задавая себе задачу дойти до  определённого места и сесть, затем ещё до другого места, и там сесть, и так до своего дома на  18-й линии Васильевского острова. В училище Женя больше не пришёл.

В один из февральских вечеров Елена почувствовала, что силы исчерпаны, и следующее утро для нее уже не настанет. И тогда Елена решила не ложиться спать, а вместо этого начала рисовать автопортрет. Вот какую запись она оставила в дневнике:  «Если я должна умереть, я сделаю это как художник — не в постели, а с кистью в руках». Глядя в маленькое зеркало, она внимательно изучала черты своего лица при тусклом свете самодельной масляной лампы. «Взяла листок бумаги, какую-то кисть и, увидев себя в маленькое зеркальце, решила рисовать то, что вижу. Передо мной была натура, и я рисовала. Вдруг, подняв глаза, у видела слабый свет сквозь щели в шторе. Настало утро. Утро дня, которого я не чаяла увидеть. Я победила! Я преодолела смерть и не подчинилась приказу Гитлера – умертвить всех ленинградцев. Мысль, что я не умерла, что теперь-то я не умру, буду жить, ощущалась каждой клеточкой истощенного организма и вливала силы. Мне стало весело и спокойно. Единственный хлеб, что меня спас,- моя работа и вера».

 

Елена посвятила свою жизнь ремеслу и заботе о матери. В апреле 1942 года Евдокия Васильевна была тяжело контужена, и Елене пришлось сопровождать свою мать в эвакуацию в Мордовию. Запись в её дневнике: «Я не хотела покидать Ленинград, но после контузии мама превратилась в беспомощного ребенка, даже одеться сама не могла и всего боялась. Она как бы перестала уметь жить. Я ей сказала, что теперь я пока буду мамой, а она моей дочкой. Она была рада, я это видела по ее благодарному взгляду. Я стала взрослой и ответственной за мамину судьбу и судьбу своих соседей. Мы оформили документы на эвакуацию»

 

Фронтовая жизнь

 

Великая Отечественная война в корне изменила жизнь страны. Определяющим становится  лозунг «Всё для фронта! Всё для победы!». «29 июня 1941 года вводится военное положение. Создаются необходимые в условиях военного времени органы власти. Сразу же начинается перестройка народного хозяйства на военный лад, которая завершилась к осени 1942 г. Быстрыми темпами наращивается военное производство, что позволило, в 1943 г. осуществить коренной перелом в войне,  и, в конечном счете очистить территорию СССР от врага, освободить от оккупации ряд стран.

 

Война потребовала от людей максимального напряжения сил. На предприятия, в колхозы были мобилизованы не только взрослые, но и  дети, работавшие  без выходных и отпусков. На оккупированной территории были организованы массовые подпольное и партизанское движения. Война как никогда сплотила народы всех национальностей СССР.

 

В экстремальных условиях проявились лучшие человеческие качества советских людей: самопожертвование, героизм, взаимопомощь. В блокадном Ленинграде умирающие от голода сотрудники не съели госфонд образцов зерна. Несмотря на трудности военного времени, ни одна семья не отказалась принять беженцев. Многочисленные подвиги советских людей на фронтах и в тылу золотыми буквами вписаны в историю нашей страны.

 

Всей стране стал известен призыв рязанок во главе с Д. Гармаш – «Девушки на трактор». Коммунисты и комсомольцы считали своей обязанностью быть в самых горячих точках. Массовое вступление в партию или комсомол перед боем, ответственным заданием – не миф, а реальность. Миллионы людей умирали со словами: «За Родину! За Сталина!».

 

С первых дней войны все достижения культуры, науки и техники были поставлены на службу победе, защите Отечества. Добровольцами на фронт уходили музыканты и художники, профессора и студенты. Свыше 2 тыс. работников Академии наук СССР сражались с оружием в руках на фронтах, в партизанских соединениях, отрядах народного ополчения.

 

В дни блокады в городе Ленинграде работали старейшая русская актриса В. Мичурина-Самойлова, певица С. Преображенская, композитор Б. Асафьев, писатели В. Инбер, В. Шишков, поэты Н. Тихонов, О. Бергольц.

Сотни писателей всех республик СССР стали военными корреспондентами, бойцами, командирами и политработниками (М. Шолохов, А. Фадеев, К. Симонов,  А. Твардовский, Б. Горбатов, А. Сурков, Б. Полевой, В. Василевская, А. Гайдар).   Не раз на передовую линию фронта выезжал 80-летний А. Серафимович. Многие не вернулись с поля боя, погибли от голода, артиллерийского обстрела, бомбежек.

 

Правительство всемерно старалось сохранить отечественные культурные ценности и, прежде всего, самих деятелей культуры. Уже в августе 1941 г.  из Москвы и Ленинграда в глубь страны были эвакуированы ученые,  писатели, актеры. На периферии образовалось несколько культурных центров. Так например, в Нальчик приехали композиторы и профессора Московской консерватории (С.С. Прокофьев, Ю.А. Шапорин, В.В. Нечаев), артисты Московского Художественного театра во главе с В.И. Немировичем-Данченко, коллектив Малого театра, литераторы,  художник И.Э. Грабарь, архитекторы братья Веснины.

 

В сложных условиях они продолжали работать. Все усилия были направлены на  пропаганду патриотизма, верности долгу, присяге, ненависти к врагу. В военные годы несколько ослабло  идеологическое  давление. Хотя в каждом подразделении в армии и в тылу ситуацию отслеживали партийные контролирующие структуры, работала цензура. Марксистско-ленинскую идеологию временно затмила тема защиты Отечества.

 

В военные годы, система образования переживает  трудные времена. Многие вузы и школы ока­зались на оккупированной территории. Сотни учебных заведений эвакуировали на восток. В 2,5 раза сокращается число студентов, уменьшается общее количество вузов. В 1942 г. университеты были временно переведены на сокращенный, 3–4-летний срок обучения.

 

В прифронтовой полосе и глубинных районах СССР учебные здания превратились в призывные пункты, казармы, госпитали. Учащимся приходилось нередко заниматься в тесных помещениях, в несколько смен. Но школы и вузы продолжали работать, причем, даже в тылу врага, в «партизанских краях» Белоруссии, Украины и западных районов РСФСР.

 

Был свернут взятый перед войной курс на всеобщее среднее образование. В то же время, война заставила задуматься о качестве образования. В 1943 г., начиная с 5-го класса, с целью улучшения воен­но-физкультурной подготовки  вводится раздельное обучение мальчиков и девочек. В 1944 г. были введены экзамены в 4-х и 7-х классах, а также экзамены на аттестат зрелости, зо­лотые и серебряные медали. В вузах наряду с госэкзаменами стала обязательной защита дипломной работы. В последние годы войны было открыто 56 новых высших учебных заведений, в т.ч. Институт международных отношений.

В связи с тем, что на предприятия пришло много подростков, заменивших своих отцов и старших братьев, государство уделяло особое внимание расширению сети вечерних семилетних и средних школ для обучения молодежи без отрыва от производства. В фабрично-заводских школах и ремесленных училищах с 1941 по 1945 г. было подготовлено более 2250 тыс. молодых рабочих. За эти же годы вузы и техникумы дали стране 842 тыс. молодых специалистов. В дни войны школьники и студенты оказали большую помощь Красной Армии своим трудом в госпиталях, на за­водах и колхозных полях.

 

Ведущая тема литературы военных лет – защита Отечества. Страстный призыв бить «проклятого зверя, вставшего над Европой и замахнувшегося на твое будущее» звучит в очерках Л. Леонова «Слава России», А.Н. Толстого «Родина», в стихах-воззваниях «К оружью, патриот!» П. Комарова, «Слушай, Отчизна» И. Авраменко,  «Бей врага!» В. Инбер.

 

Литература времен войны приобретает яркий публицистический характер. Многие произведения часто создавались «по горячим следам». «День на передовой, вечер в пути, ночь в землянке, где при тусклом свете коптилки писались стихи, очерки, статьи, заметки. А утром все это уже читалось в полках и на батареях», – вспоминает поэт А. Сурков.

 

Героическим воинам, сражавшимся на берегах Волги, посвятил свою повесть «Дни и ночи» К. Симонов. Б. Горбатов в романе «Непокоренные» («Семья Тараса») показал сражающихся  рабочих Донбасса. М. Шолохов в годы войны опубликовал рассказ «Наука ненависти» и начал писать роман «Они сражались за Родину». С пламенным поэтическим «Посланием» к ленинградцам обратился 95-летний казахский акын (поэт) Дж. Джабаев. Радиоглашатаем осажденного города на Неве стала О. Бергольц, автор бессмертных строк «Никто не забыт, ничто не забыто».  Своими стихами поэтесса призывала к мужеству измученных, голодающих граждан, вселяла веру в победу.

Идея единства фронта и тыла нашла отражение в публицистической повести В. Овечкина «С фронтовым приветом». М.И. Калинин справедливо и метко охарактеризовал как «рукопашную схватку с фашистами» творчество И. Эренбурга, опубликовавшего за годы войны свыше трех тысяч статей.

Особое значение в годы лихолетья приобретает исторический роман. Корни патриотизма виделись в историческом прошлом народа. В этот период были написаны третья книга романа А. Толстого «Петр Первый», повесть «Иван Грозный»,  пьеса В. Соловьева «Великий государь».

«Правду, прямо в душу бьющую» стремится сказать о войне А. Твардовский. Его поэма «Василий Теркин» появилась одновременно со знаменитым приказом 227. Конечно, автор не подозревал о готовящемся документе и бессознательно вступил с ним  в полемику. В разгар отступления, поэт не корил,  а восславил солдата, подлинного героя и мученика войны, расплачивавшегося на фронте не только за собственные промахи, неопытность, неумелость, но и за все просчеты и ошибки, допущенные командованием. Фактически, Твардовский первым попытался восстановить справедливость, задав вопрос: «Что он мог?». Поэма стала подлинной эпопеей жизни мужественного и отважного солдата-фронтовика, глубоко раскрывала характерные черты советского воина. Видимо, поэтому такую массовую  популярность приобрел собирательный герой произведения  Василий Теркин.

 

В тяжелые дни, когда страна оказалась в опасности, были созданы лучшие лирические произведения о Родине. Причем, понятие Родины приобрело более конкретные формы. «В грозную первую зиму войны, –  писал И. Эренбург, –  ленинградцы поняли, как они любят Ленинград. Когда по Крещатику прошли гитлеровские полчища, киевляне узнали всю силу своей привязанности к родному городу. Этот местный патриотизм оживил большой патриотизм, любовь к родному городу укрепила любовь к Родине, к России». В годы войны были написаны взволнованные и искренние стихи о Москве, Ленинграде, Одессе, Сталинграде, Харькове, Сибири, Севастополе, Волхове,   Смоленщине.

 

Популярностью на фронте и в тылу пользовались лирические стихи-письма, стихи-обращения, стихи-размышления, раздумья, монологи, в которых гражданское чувство и глубоко личные, интимные переживания выступали в редкостном органическом единстве («Бьется в тесной печурке огонь» А. Суркова, «Огонек», «В лесу прифронтовом» М. Исаковского, «Жди меня», «Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины» К. Симо­нова, «Моя любимая» Е. Долматовского, «Соловьи» А. Фатьянова).

В тоже время, над литераторами продолжала довлеть административно-командная система, недремлющее око цензуры. Особенно приветствовались произведения, где преувеличивалась роль Сталина. Одни писались совершенно искренне, другие – в угоду конъюнктуре. В 1945 г. началась травля И. Эренбурга за то, что он посмел критиковать поведение советских солдат в Германии, где насилие и грабеж по отношению к немецкому населению были далеко не единичными случаями.

Подвергся критике первый вариант романа «Молодая гвардия» А. Фадеева  за недостаточно освещенную руководящую  роль партии комсомолом. Роман увидел свет, когда автор убрал из  текста сцены паники, снял критику руководителей, возмущение простого люда некоторыми действиями властей, раздумья о ничем неоправданных потерях.

 

В целом, литература военных лет стала духовной силой в жизни народа, помогла выстоять в войне, сберечь людям истинно человеческое – доброту, любовь, сострадание, благодаря умению воздействовать на умы, волю и сердца читателей.

 

Художественная кинематография так же была призвана работать только на нужды фронта и тыла. Был пересмотрен план производства художественных фильмов. Из него изъяли все произведения, которые не имели прямого отношения к теме за­щиты Родины.

 

На театральных сценах в годы войны зрители познакомились с рядом новых драматических работ. Большой успех выпал на долю пьес «Фронт» А. Корнейчука, «Нашествие» Л. Леонова, «Русские люди» К. Симонова, «Песнь о черноморцах» Б. Лавренева.

 

Бригады крупнейших театров СССР выезжали на передовую. Артисты московского Центрального театра Советской Армии дали на фронтах свыше тысячи концертов. Перед бойцами и моряками Балтийского флота более 2500 раз со спектаклями высту­пали актеры Ленинградского театра имени А.С. Пушкина. Специальные концертные группы обслуживали госпитали, военные корабли, призывные пункты, оборонные предприятия. В 1941–1945 гг. из 1300 тыс. концертов и спектаклей для воинов армии и флота 450 тыс. было дано непосредственно на фронте.

 

Исключительным успехом пользовались в военные годы концерты симфонического оркестра Ленинградской филармонии под управлением Е. Мравинского, ансамбля песни и пляски Советской Армии под руководством А. Александрова, русского народного хора им. М. Пятницкого, солистов К. Шульженко, Л. Руслановой, А. Райкина, Л. Утесова И. Козловского, С. Лемешева и многих других.

 

Великая Отечественная война оказалась страшным испытанием за всю историю существования России. Были разрушены 84 тыс. школ, вузов, более 600 научно-исследовательских институтов,  сотни лабораторий; сожжены и разграблены 430 музеев, 44 тыс. дворцов культуры, библиотек, клубов, сотни хранилищ исторических сокровищ русского, украинского, белорусского, литовского, латвийского, эстонского и других народов Советского Союза. Пострадали дома – музеи Л.Н. Толстого в Ясной Поляне, А.С. Пушкина в Михайловском, П.И. Чайковского в Клину, И.С. Тургенева в Спасском-Лутовинове, Т.Г. Шевченко в Каневе, А.П. Чехова в Ялте. В руинах лежали многие города страны. Весьма внушительный, хотя и далеко не полный перечень. Культурному богатству СССР был нанесен громадный ущерб.

 

Блокадный Ленинград

 

Блокада Ленинграда – один из тяжелейших периодов, который когда-либо пришлось пережить городу. 900 дней и 900 ночей люди держались мужественно и благородно. Суровая блокада города началась 8 сентября 1941 года.

 

Жителям города пришлось многое преодолеть. Главная цель была – выжить. Продовольствия в городе катастрофически не хватало, так как немецкие войска уничтожили Бадаевские продовольственные склады, обеспечивающие не только город, но и часть армии. В городе начался жуткий голод. Два с половиной года немецкой осады Ленинграда вызвали самые сильные разрушения и самые крупные человеческие потери в истории современных городов.  Были предприняты попытки эвакуации женщин и детей подальше от военных действий. Из города вывезли около миллиона человек. Эвакуация продолжалась вплоть до 1943 года.

 

Но несмотря на блокаду, продолжалась культурная, интеллектуальная жизнь. В первую блокадную зиму продолжали работать несколько библиотек — в частности, на протяжении всего периода блокады были открыты Государственная Публичная библиотека и библиотека Академии наук. Продолжало работать Ленинградское радио.

В августе 1941 года из города были эвакуированы практически все театральные коллективы. В городе остались только труппа Ленинградского государственного театра музыкальной комедии и Симфонический оркестр Радиокомитета.

 

По воспоминаниям актёра театра Анатолия Королькевича, представления продолжались во время артиллерийских обстрелов, во время заморозков, иногда актеры умирали во время представлений.

 

В августе 1942 года была вновь открыта городская филармония, где стали регулярно исполнять классическую музыку. Во время первого концерта 9 августа в филармонии оркестром ленинградского радиокомитета под управлением Карла Элиасберга была впервые исполнена знаменитая Ленинградская Героическая симфония Дмитрия Шостаковича, ставшая музыкальным символом блокады.

 

Осенью 1942 года в помещении Театра Комедии на Невском проспекте открылся Городской театр, труппу которого составили артисты Радиокомитета и Театра драмы им. Пушкина. Театр получил название «Блокадный». Первой постановкой стала пьеса К. Симонова «Бедные люди». В 1942 году была поставлена опера «Евгений Онегин». По воспоминаниям Юрия Алянского, несмотря на минусовую температуру в зале, труппа театра выступала в облегченной одежде, а актриса Мария Зюнина, игравшая Ольгу, была в глубоком декольте с посиневшей от холода спиной. Помимо того, действующие храмы не останавливали свою работу во время блокады.


 

Военная кинематография и песни

 

Особую популярность в годы войны приобрел кинематограф.  Работники советского кино сражались за победу своим оружием. Операторы были откомандированы в распоряжение фронтовых штабов.  Они участвовали в опаснейших боевых операциях, снимали в самолетах и танках, действия партизанских соединений, героическую оборону Ленинграда. Молодой кинооператор, Мария Сухова, смертельно раненная, вертела ручку аппарата до тех пор, пока не потеряла сознание. В боях погибли операторы В. Сущинский, В. Муромцев, Н. Быков и многие другие. Все  сюжеты  стекались на Центральную и Ленинградскую студии документальных фильмов. Из этих лент составляли очередные выпуски хроникальных журналов.

Художественная кинематография так же была призвана работать только на нужды фронта и тыла. Был пересмотрен план производства художественных фильмов. Из него изъяли все произведения, которые не имели прямого отношения к теме за­щиты Родины.

 

С самого начала войны кинематографисты стали работать над созданием короткометражных художественных кинокартин, объединенных в киносборник. В работе над киноновеллами для «Боевых киносборников» участвовали известные режиссеры  С. Герасимов, Вс. Пудовкин, Г. Александров и др. Сценарии писали известные писатели-прозаики, сценаристы, театральные драматурги. В фильмах снимались популярные киноактеры – Л. Орлова, 3. Федорова, Б. Бабочкин, Э. Гарин, Н. Крючков, Н. Охлопков, Б. Чирков, Б. Андреев, М. Штраух, С. Мартинсон, П. Алейников.

 

«Боевые киносборники» состояли из четырех – пяти короткометражных фильмов (драматические новеллы, скетчи, кинокарикатуры). В  гриме Стрелки и военном костюме на велосипеде Л. Орлова развозила фронтовые письма, «придумывала» новые слова на хорошо известную музыку из «Веселых ребят», декламировала стихотворные лозунги, доставала киноаппарат и устраивала просмотры хроникальных очерков и даже разоблачала переодетого фашистского диверсанта. Эти картины не только призывали к героизму и самопожертвованию, но и были живой связью с мирным временем, вызывал улыбку, про­буждали добрые воспоминания, вселяли надежду на скорое окончание войны.

 

Не прекращалась работа над полнометражными художественными фильмами. В 1942 году зрители увидели «Секретаря райкома» И. Пырьева с участием великолепных актеров М. Жарова, М. Ладыниной, М. Астангова. О судьбе русской женщины-колхозницы, ставшей партизанским вожаком рассказывал фильм Ф. Эрмлера «Она защищает Родину», с В. Марецкой в главной роли. В короткие сроки были поставлены «Два бойца» Л. Лукова,  «Фронт» братьев Васильевых, «Во имя Родины» Вс. Пудовкина.

 

Большой популярностью пользовались исторические кинокартины, напоминавшие, что враг никогда не торжествовал победу на русской земле. В. Петров приступил к съемкам фильма «Кутузов»,  А. Роом напряженно работал над экранизацией пьесы Л. Леонова «Нашествие».

 

Любимыми лентами оставались кинокомедии.  Полон оптимизма музыкальный фильм И. Пырьева «В шесть часов вечера после войны». Лирические  песни были написаны  Т. Хренниковым. В финале картины, как символ грядущей победы, режиссер показал первый день мира – Кремль в огнях фейерверков, праздничные улицы, заполненные радостными, ликующими людьми. В год окончания войны зрители увидели «Сердца четырех», «Близнецы»  К. Юдина.

 

В едином строю защитников Родины находились и деятели советской музыки. Н.Я. Мясковский сочинил 22-ю симфонию,  которую в начале назвал «Симфония-баллада о Великой Отечественной войне». Позже композитор снял это название, считая, что музыка должна говорить сама за себя. С. Прокофьев написал увертюру «1941 год», Ю. Шапорин закончил патриотическую ораторию «Сказание о битве за Русскую землю».

До осени 1941 г. в окруженном врагом Ленинграде жил и работал композитор Д. Шостакович. Его знаменитая седьмая (Ленинградская) симфония стала самым волнующим произведением военных лет. «Нашей борьбе с фашизмом, нашей грядущей победе над врагом, моему родному городу Ленинграду я посвящаю свою 7-ю симфонию», – писал композитор.

 

Симфония впервые была исполнена оркестром Радиокомитета 9 августа 1942 г. в Ленинграде. Репетиции проходили в холодных, нетопленых залах. Музыканты исполняли сложнейшие партии в верхней одежде. Во время концерта летчики были в небе, чтобы не допустить фашистского налета.

 

В период Великой Отечественной войны родилось много песен, воодушевлявших народ на подвиги, помогавших ему переносить лишения и невзгоды. Своеобразным музыкально-поэтическим символом тех грозных лет стала «Священная война» (стихи В. Лебедева-Кумача, музыка А. Александрова). Впервые она была исполнена 24 июня 1941 года, а уже буквально на другой день под ее аккомпанемент с вокзалов столицы уходили на фронт воинские эшелоны.

 

Самые разные песни (маршевые,  песни-призывы, о Родине,  партизанские, интимно-лирические) пользовались огромной популярностью.  «Темная ночь», «Вася-Василек», «Песня о Москве», «Вася Крючкин», «Моя любимая», «Враги сожгли родную хату», «Бьется в тесной печурке огонь», «Соловьи», «Смуглянка» и очень многие другие до сих пор остаются любимыми для разных поколений.